Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

СОБРАНИЕ НАСЕКОМЫХ ИЛИ АКТУАЛЬНОЕ 2021

Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки.
Крылов

Мое собранье насекомых
Открыто для моих знакомых:
Ну, что за пестрая семья!
За ними где не рылся я?
Зато какая сортировка!
Вот **  — божия коровка,
Вот **** — злой паук,
Вот и ** — российский жук,
Вот ** — черная мурашка,
Вот ** — мелкая букашка.
Куда их много набралось!
Опрятно за стеклом и в рамах
Они, пронзенные насквозь,
Рядком торчат на эпиграммах.

Пушкин опубликовал это стихотворение без имен. Было много попыток разгадать намеки, было много обиженных, с окостенением пушкинизма и бронзовением светлого образа нашего всего звездочки во всех изданиях сменились списком, установленным когда-то Погодиным .(Глинка, Каченовский, Свиньин, Олин, Раич).

Я думаю, пришло время приоткрыть завесу. много писали о пророческом даре Пушкина, написашего за сто лет до ВОСР "октябрь уж наступил".
Так вот, за двести лет до израильских выборов -2021, Великий Пушкин предвидел политическую ситуацию от центра и налево в израильской политике. Имелись в виду не какие-то забытые деятели российской словесности, а гордые вожди идейной оппозиции, отцы израильской демократии Яирослав Лапид, Рон Хульдаи, Амир Перец, Мейрав Михаэли, Офер Шелах, Давид Амсалем, Ави Нисенкорен, Ярон Зелика и многие многие другие. Можно поиграть и разместить каждого с нужной булавочкой. Только Буги не пытайтесь вставить, Буги не существует, он сам себе снится.

В ЧУЛАНЕ ДУШНОМ

Я даже и не знаю, что мне больше действует на нервы
* Шуточки про корону. Ни одной смешной.
* Теории конспирации по поводу короны. Даже если не про китайцев и не про мировую закулису.
* Разглагольствования про месть природы человечеству. С упоминанием Греты или без оного.
* Тексты, начинающиеся с "корона пришла для того, чтобы...". Абсолютно неважно, что дальше.
* Исповеди, начинающиеся с "благодаря короне...". Абсолютно неважно, что дальше.
* Пророчества о том, как изменится весь мир из-за короны. Все знают, кто у нас во пророках.
* Камлания про то, что корона не так страшна, как ее малюют. Особенно от тех, кто не стесняется нам сообщить, что корона это обычный грипп.
* Жалобы на то, что параноики лидеры перекрыли мир. Ауу, журналисты, проповедовавшие нам преимущества особого британского пути, я вас всех помню, поименно.
* Предсказания даты конца короны. Знали бы прикуп, жили бы в другом месте.
* Планы стратегии выхода из кризиса. Их публикуют, как правило, люди, явно не имеющие понятия, что значит "стратегия".
* Разговоры про летучих мышей. В любом контексте.

Все вышесказанное не относится к серьезным, вдумчивых статьям, лишенным пафоса и однозначных театрально оглашаемых выводов, даже если в их тезисах проглядывает некое сходство с вышеуказанным. КРОМЕ ЛЕТУЧИХ МЫШЕЙ.

АЛЕКС И ДРАКОН




Это очень странная книга. Она состоит из четырнадцати историй, сочетающих удивительные сюжеты, связанные с историей стольного города Хайфы и ее окрестностей от Второй ливанской до древности и от древности обратно в наши дни, с магией, говорящими животными, волшебными существами и, в первую очередь, драконом, проживающим в недрах горы Кармель.

Для того, чтобы отметить главную особенность стиля автора (в чьем резюме шортлист российского букера и профессорство в Хайфском университете) процитируем отрывок из главы про еще одних волшебных существ - хайфских бабуинов, якобы описанных Вениамином из Туделы (на самом деле никаких бабуинов у Вениамина в помине нет, это только Ваш покорный слуга полез их там искать от большого ума):-

"Еще более удивительным является тот факт, что бабуины употребляют в пищу всевозможные предметы, не только чрезвычайно трудно добываемые, но и, на первый взгляд, не относящиеся к числу съедобных. Так, согласно описаниям средневековых бестиариев – как, впрочем, и путешественников, побывавших на Кармеле, – бабуины готовы проделать достаточно сложный путь к морю и часами стоять в воде ради возможности добыть несколько рыб, – даже в те времена, когда иная пища доступна им в изобилии. Еще более странным является тот способ, который бабуины используют для поглощения рыбы. Добыв нескольких рыбин на берегу моря и собрав множество водорослей, бабуины возвращаются с ними в лес и созывают других членов стада. Собравшись вместе, они разрывают сырую рыбу на тонкие полосы и перемешивают ее со всевозможными овощами, которые им удается украсть у людей – морковью, огурцами или авокадо. После этого они заворачивают получившуюся странную смесь в водоросли и раскладывают перед собой образовавшиеся комочки, не делая никаких попыток использовать их в пищу. Весь этот сложный процесс сопровождается всевозможными звуками и обычными для бабуинов ударами себя в грудь передними конечностями. И лишь когда вся имеющаяся рыба полностью превращена в подобные комки и разложена, бабуины приступают к быстрому и сосредоточенному процессу ее поглощения, после чего расходятся. Как зоологическое значение, так и смысл подобного обычая остались для людей совершенно непонятными. Еще более их озадачивал тот факт, что для подобного – вероятно, ритуального – поедания бабуины категорически отказывались использовать как вареную рыбу, так и сушеную воблу из монастырских погребов, предложенную им озадаченными монахами."

Так вот, главная особенность этой книги (да и других книг Соболева) состоит в некоем базовом противоречии между творческой и коммерческой задачами автора. Жанр магического реализма сегодня подешевел, стал рассчитан на массового читателя. На обывателя. А обывателей, ака хайфских бабуинов, Соболев не может терпеть. И не за пожирание суши (полностью к нему присоединяюсь, мое отношение к суши полностью соответствует вышеописанному). Он не любит мещанство и пошлость. И книга полна протеста против мещанства и пошлости. И полна злющей сатиры. Обывателям достается за все. За преследование меньшинств и за фальшивые семейные торжества, за лицемерный патриотизм и за походы к психологу, за попытки не дать отдельным индивидуумам быть свободным от общества и за тщетные попытки тех самых индивидуумов, в странной гордыне надеющихся стать от этого общества свободными.. И так далее и тому подобное. А в особенности достается непосредственно знакомому нам в ощущениях израильскому обывателю. За нелепый милитаризм и за насквозь нелепую борьбу за мир, за чванство и за расизм, за презрение богатых к бедным и бедных к богатым, этсетера. Очеь достается кореннымх израильским обывателям за мерзейшее отношение к новым репатриантам девяностых. А рядом по полной программе огревают те самые новые репатрианты девяностых, странно сочетающие замороженные в 1991 представления о мировой культуре (убежденные в "своей воображаемой вовлеченности в культурный мир, чьи двери так и остались для них наглухо запертыми" (как не процитировать?)  с шовинизмом по рецептам пропагандистской швали из коряво написанных бесплатных брошюр и газет на плохой бумаге, комсомольских активистов, переквалифицировавшихся в раввины и заводских технологов, переквалифицировавшихся в политтехнологи, ругающие новое поколение, не читающее книги и самодовольно рекомендующие им отвратные новодельные фентези и "Советы богатого папы",

Эта книга легла мне на душу именно болью русскоязычного израильтянина начала девяностых. Того самого время, когда у меня было, наверное, пятьдесят приятелей,вполне способных тогда оказаться на месте одного из главных героев книги, молоденького "программиста Алекса".  Да, кстати, стоит указать, что хотя уже лет 25 мы не общались, но тогда, в начале девяностых, автор книги тоже был одним из тех самых моих пятидесяти приятелей - программистов алексов, вполне способных, ака означенный программист Алекс в не совсем трезвом состоянии, наткнуться на дракона, проживающего в недрах горы Кармель.

КТО У НИХ ИМЕНА ЗВЕРЯМ ДАЁТ?

МАРГАРЕТ И ВАЛЕРИ



Во время визита Валери Жискар в Лондон он обратил внимание Маргарет Тэтчер на то, что на Даунинг стрит 10 соседствуют портреты Нельсона, разбившего французский флот под Трафальгаром, и Веллингтона, разбившего французскую армию при Ватерлоо, и что, по его мнению, в этом соседстве можно увидеть насмешку над французско-английской дружбой.

Вы правы, ответствовала железная леди, во время моих визитов в Париж мне поначалу очень мешали портреты Наполеона, прямо таки мелькавшие у меня перед глазами, но эта параллель не выдерживает критики, поскольку Наполеон проиграл.

***************

Во время визита Маргарет Тэтчер в Есилейский дворец, лабрадор Жискар
д’Эстена схватил ее сумочку. Смущенный хозяин собаки заметил, что ее щенком подарила ему королева Елизавета.

Понятно, сказала Тэтчер, собака английская, но воспитание французское.

ХОЛОП ВЕНЧАННОГО СОЛДАТА

Collapse )

За что страдаете, Геннадий Николаевич?

- Не скажу, будто так уж сильно мучаюсь, хотя определенный дискомфорт, конечно, есть. Своим домом всегда считал Россию, но последние 25 лет много жил за границей, переезжая из страны в страну. Сейчас же фактически стал невыездным. Семья вот отправилась на лето на юг Франции, где мы традиционно отдыхаем каждый год, а я оказался отрезан от всего этого. От родных, от любимой собаки…

- Какой породы?

- Лабрадор.

- Подтвердите мою догадку.

- Это правда, Роми - дочь Кони от первого помета, хотя мы старались не афишировать факт. Должен признаться, раньше я не был собачником, но Владимир Владимирович, видимо, хотел отдать щенка в приличные руки, и я, понятное дело, согласился. Сам выбрал Роми, она сразу мне понравилась: черненькая, с белым пятнышком на груди… До семи месяцев, пока не сделали прививки и не выправили необходимые документы, Роми жила в президентской резиденции на Рублевке, а потом я увез ее в Швейцарию. За десять лет собака стала полноценным членом семьи…

Просто к слову вспомнилось, из Бродского.

Набросок

Холуй трясется. Раб хохочет.
Палач свою секиру точит.
Тиран кромсает каплуна.
Сверкает зимняя луна.

Се вид Отечества, гравюра.
На лежаке — Солдат и Дура.
Старуха чешет мертвый бок.
Се вид Отечества, лубок.

Собака лает, ветер носит.
Борис у Глеба в морду просит.
Кружатся пары на балу.
В прихожей — куча на полу.

Луна сверкает, зренье муча.
Под ней, как мозг отдельный,— туча.
Пускай Художник, паразит,
другой пейзаж изобразит.

1972

ЖИРАФ КАК ВОЛЯ И ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Моё пристрастие к эссеистам сродни пристрастию к чтению френдленты, изводишь единого слова ради итд по тексту, но можно обычно найти о чем подумать.

Александр Генис - эссеист известный, представлять не надо, правда? Вот , стало быть, из книги "Уроки чтения. Кама сутра книжника".

"Еще я люблю у философов то, что они говорят попутно. Чтение философа ведет по извилинам мысли, которая спрямляет пересказ, ищущий вывода, а не пути к нему. Но когда нам нет дела до науки, читателю достается и обочина теории, а то и вовсе случайное, постороннее, лишнее и очаровательное отступление. «Гениальная болтовня» — не только «Евгений Онегин», это — все, что написано с любовью к свободе и доверием к себе. Поэтому я не пропущу у Шопенгауэра фрагмента о том, что животные отличаются от людей отсутствием шеи:
«Даже у высших животных голова и туловище гораздо больше представляют собой одно целое, чем у человека, чье тело носит голову, но чья голова не служит телу».
Шопенгауэр жил в Гамбурге, где был лучший зоопарк Европы. В нем философ мог бы увидеть жирафа. Но жираф не вписывался в эту азартную версию эволюции, потому что ее венчает Аполлон Бельведерский:
«Обозревающая все вокруг голова бога муз так свободно стоит на плечах, что кажется совершенно отрешенной от тела, уже неподвластной заботе о нем». "


Несколько примечаний:
1. Вот полный текст отрывка из оригинала
" Итак, обыкновенно познание остается на службе у воли, как оно и возникло для этой службы и даже как бы выросло из воли, словно голова из туловища. У животных этого господства воли над познанием никогда нельзя устранить. У человека такое устранение возможно в виде исключения, как это мы сейчас рассмотрим подробнее. Внешним образом это отличие между человеком и животным выражается в разном отношении головы к туловищу. У низших животных они еще совсем сросшиеся: голова у всех обращена к земле, где лежат объекты воли; даже у высших животных голова и туловище в гораздо большей степени представляют собой одно целое, чем у человека, голова которого свободно поставлена на тело и только носима им, а не служит ему. Высшую степень этого человеческого преимущества выражает Аполлон Бельведерский: голова бога муз, взирающего вдаль, так свободно высится на плечах, что кажется вполне отрешенной от тела и уже не подвластной заботе о нем. "
Никакого отсутствия шеи тут в помине нет, тут какая то концепция ношения головы, постановки головы над туловищем, а совсем не физической подвижности. Вот в таком ракурсе, мне кажется, видно о чем речь.

2. А причем тут жираф? Предпосылка, что речь идет об отсутствии шеи по ассоциативному ряду приводит к жирафу. Ну есть у него шея, у жирафа. Длинная. С теми же семью позвонками, что и у нас (С1-С7). И что?  Даже фотку с жирафом не хочу ставить. Если кто то, в каком то ракурсе, сравнит постановку головы у жирафа и у Аполлона Бельведерского, ну тогда .. Нет, не стану шляпу есть.
Напеваю про себя из "Железной дороги" Некрасова на несуществующую мелодию
"Вы извините мне смех этот дерзкий,
Логика ваша немножко дика.
Или для вас Аполлон Бельведерский
Хуже печного горшка?"
И продолжаю.
3. Без зоопарка Шопенгауэр бы жирафа конечно же и вообразить бы себе не мог, никаких сомнений?
4. Собственно, а кто сказал, что Шопенгауэр жил в Гамбурге? Мне Франкфурт вспомнился, выяснилось, что какое то время в молодости жил и в Гамбурге. А "Мир как воля и представление" писал в Дрездене. Не во Франкфурте, но и не в Гамбурге.
5. Ну и если у кого то остались сомнения... Шопенгауэр в Гамбургский зоопарк даже если бы захотел из Дрездена смотаться, на жирафе, на жирафе, на живом покататься, то не смог бы. Гамбургский зоопарк открылся в 1907. Что то не то, думает себе гитерлео. Не может быть, что мне так беспардонно... Надо гугглить, может Хагенбек раньше начал коллекцию собирать? Проверяю - ура! Раньше. В 1863. Только Шопенгауэр, бедный, жалко что не дожил. Его не стало в 1860. А родился Хагенбек когда? В 1810. А мир начал быть, как воля и представление когда? Публикация в 1818. Значит не судьба было ему на жирафа то...

В общем, дамы и господа, я Вас уже как то спрашивал, где редакторы и корректоры, и грустный ответ известен и мне, я Вас даже не спрашиваю забанивают ли кого то в Википедии? (может тех о ком там есть статья?), знаю, что нет.
Что же мне Вас спросить? Что то про стремительный домкрат и осциллограф, может быть? Или про неуважение к читателю?

КРАСНОПЁРЫЕ АКУЛЫ

Советская пресса это отдельная отрасль человеческой культуры, про это уже более менее всё сказано.

Пытался вспомнить, какие статьи у меня осели. Вспомнились особенно две;

1. Год 1983, мне десять лет, статья очередного Сейфуль Мулюкова про отставку министра обороны Израиля под крайне остроумным названием "Шароном покати". Не знаю почему именно эта топорная попытка каламбура занимает ячейку памяти через 28 лет - но факт. Подробностей текста не помню, но что-то типа того, что одного Шарона мало, надо всю сионистско фашистскую клику гнать поганой метлой.

2. Год 1987, мне около пятнадцати. Уже точно ускорение, и уже вроде перестройка и даже немного гласность и даже намекнули в Огоньке, что оказывается Ворошилов не был великим полководцем и начали публиковать запрещённую литературу и вроде уже поют про свежий ветер. И тут Бродский получает Нобелевскую премию и Комсомолка, такая смелая и прогрессивная, разражается кошмарной статьёй, с потоками лжи и грязи, кривыми цитатами, использованием всех извлечённых из чердаков времён осуждения Пастернака клише и напоследок утверждением, что это конечно же не первая Нобелевская премия, выданная по политическим, а не литературным мотивам, и естественно приведены имена не Шолохова, а как Вы правильно подумали, наверное, Агнона и Зингера, а они есть даже в красном толстенном Советском Энциклопедическом Словаре, и я уже знаю, что это единственные лауреаты за литературу на еврейском языке. В общем  - впечатление то ещё. "37 года не было, но не волнуйся, сынок, он ещё наступит"

Не стал гуглить, написал только то, что запомнилось.

Какие советские статьи Вам запомнились?

АТИПИЧНЫЙ БИОПАТ

Я не люблю животных. В личном общении. Они бывают красивыми, симпатичными, поражающими воображение, жутко интересными. Но - в National Geographic, на картинке. За решёткой в зоопарке. У меня никогда не было кошки или собаки. И не было даже желания их заводить. Единственные животные, обитавшие со мной в одном доме на законных основаниях, это хомяки моего брата, чья трагическая история будет когда-то описана отдельно.

Я не люблю море. Я прожил два года в приморском городе и не был ни разу на пляже. И ни разу не купался. Все те 5-6 визитов на пляж, которые я пережил с тех пор, были тоталитарно навязаны мне моей семьёй, особенно её самыми младшими представителями. Мне не доставляет ни малейшего удовольствия поджарка собственной кожи на солнечной сковородке (хотя я не сгораю) и тем более погружение себя в огромные количества солёной воды. Впрочем, пресной тоже. Бассейны я люблю нисколько не больше.

Я не люблю природу. В личном общении. Я люблю прохладный ветерок поближе к вечеру, но не более того. Прогулка может доставить мне удовольствие только если я иду по асфальту.

Почти как у Станиславского - я люблю природу в себе, а не себя в природе.

Наверное, я отношусь к новому, зарождающемуся подвиду разумных приматов - Homo Urbanus.