giterleo (giterleo) wrote,
giterleo
giterleo

Categories:

ИКАР

БРЕЙГЕЛЬ



ОДЕН

Musee des Beaux Arts


About suffering they were never wrong,
The Old Masters: how well they understood
Its human position; how it takes place
While someone else is eating or opening a window or just walking 
      dully along; 
How when the aged are reverently, passionately waiting
for the miraculous birth, there always must be
Children who did not specially want it to happen, skating
On a pond at the edge of the wood: 
They never forgot
That even the dreadful martyrdom must run its course
Anyhow in a corner, some untidy spot
Where the dogs go on with their doggy life and the torturer's
      horse
Scratches its innocent behind on a tree.

In Brueghel's Icarus, for instance: how everything turns away
Quite leisurely from the disaster; the ploughman may 
Have heard the splash, the forsaken cry,
But for him it was not an important failure; the sun shone
As it had to on the white legs disappearing into the green
water; and the expensive delicate ship that must have seen
Something amazing, a boy falling out of the sky
Had somewhere to get to and sailed calmly on.

В музее изобразительных искусств


На страданья у них был наметанный глаз.
Старые мастера, как точно они замечали,
Где у человека болит, как это в нас,
Когда кто-то ест, отворяет окно или бродит в печали,
Как рядом со старцами, которые почтительно ждут
Божественного рождения, всегда есть дети,
Которые ничего не ждут, а строгают коньками пруд
У самой опушки,—
                             художники эти
Знали — страшные муки идут своим чередом
В каком-нибудь закоулке, а рядом
Собаки ведут свою собачью жизнь, повсюду содом,
А лошадь истязателя
                             спокойно трется о дерево ладом.

В «Икаре» Брейгеля, в гибельный миг,
Все равнодушны, пахарь — словно незрячий:
Наверно, он слышал всплеск и отчаянный крик,
Но для него это не было смертельною неудачей,—
Под солнцем белели ноги, уходя в зеленое лоно
Воды, а изящный корабль, с которого не могли
Не видеть, как мальчик падает с небосклона,
Был занят плаваньем,
                             все дальше уплывал от земли...

Перевод П. Грушко



А вот почему солнце так низко? Ожидалось бы увидеть солнце в зените.

Единственное найденное объяснение - алхимическое. Картину оказывается можно представить, как абстрактное изложение алхимического деяния. Золото - солнце, обозначается зарей, именно зарей и символизирует восстановление мира алхимией. Море это ртуть, длительность и сложность процедуры получения философского камня часто сравнивалась с трудностью странствий по морю и опсаностью волн, бурь, кораблекрушений. Корабль соответственно "ваза", ее и называли кораблем (кстати почему у Одена корабль уплывает от земли мне не совсем ясно). Пастух, опершийся на посох, принятый символ Гермеса. Лабиринт на острове -символ Великого Деяния. Пахарь - алхимик находящийся на верном пути - алхимия, как возделывание земли а металлы способны пускать ростки и вырастать из семян. Противопоставление двух алхимиков - Икара и пахаря. У одного есть крылья, у другого нет. Отсутствие крыльев символизирует «твердую» природу серы, а их наличие - «переменчивую» природу ртути (обозначенной водной стихией в которой и тонет Икар).

Время торжества алхимии, многие шедевры живописи того периода истолковываются, как отображение тайного знания, почему собственно не Брейгель?

Миф о Дедале и Икаре использовался алхимиками неоднократно (а собственно какие нет?)

«Раймунд: Известно, что Дедал, заключенный в лабиринт, с его сыном Икаром, сделал крылья из перьев, прикрепив их воском к себе и к своему сыну, и улетел из лабиринта по воздуху. Но Икар, летящий чересчур высоко, упал в море, где он утонул, потому что у Солнце превратило воск в жидкость. Между тем, волны моря, выбросили его на берег, и отец похоронил его в песке.
Ученик: Я был бы благодарен за объяснение этого.
Раймунд: Я не хочу приводить доказательства продолжая разговор чересчур долго, потому что я желаю быть кратким. Дедалом, отцом Икара, обозначают эту серу, названную Марсом, и Икаром называется другая сера, именуемая также мышьяком. Согласно Геберу, действительно, у мышьяка есть тонкая материя подобная сере. Он говорит также, что специфический и плавкий медикамент Марса - мышьяк. Так как этот последний - наиболее тонкая часть серы, названной Марсом, и именно потому, что у нее есть природа соли, так как она плавкая и растворимая. Лабиринтом, где они заключены, обозначается известь нашего металла, в которой скрыта эта сера. Крылья, с помощью которых они улетают и сублимируются, - те, о которых говорит Гебер: « Тела, которые нуждаются, в вещи, которая их поднимает, - Венера и Марс, потому что они тугоплавки. Венера нуждается в тутии, и Марс в мышьяке, и с ними они легко сублимируются, потому что они им соответствуют.
Ученик: Я полагаю, что этот цитаты из Гебера вы один понимаете.
Раймунд: Я тебе уже сказал, что под телами, очень часто, понимается эта сера, названная Марсом и Венерой, которая тугоплавка и плохо растворима, Марс, не имеющий частей Соли и Венера имеющая ее очень мало. Венера следовательно требует, для сублимации тутию, то есть дым или вышеупомянутую воду. Так как согласно Геберу: «тутия - дым» белых тел, то есть этой соли, названной свинцом, оловом и Луной. Именно с этими крыльями сублимируется этот Сатурн, извлеченный из металлической извести. Крылья, с которыми Марс, в течение гниения, сублимируется из своей извести, представляет мышьяк. Так как влажность и кислота уксуса, действуя (посредством жары навоза) в обожженном теле, растворяет и привлекает сущность соли. Она привлекает также тонкую серу, названную мышьяком, заключенным в глубине самой соли. Эта тонкая сера сущности серы, названной Марсом, и поэтому тонкая сера мышьяка привлекает саму себя, повышает и сублимирует, вместе с солью, более густой серой, названной Марсом. Действительно, они в этот момент все, вместе соединенные, и один не может возвыситься без другого. Что касается воска, которым были приклеены крылья, идет речь о соли, о которой мы говорили только что, что она вязкая и белая как воск. Затем, так как дистилляцией, тонкая сера, обозначенная Икаром, улетает на высоты, то есть к голове перегонного аппарата, куда она поднята этой водой, обозначаемой орлом Юпитера, и снова падает в воду. Жара, действительно, растворяет эту соль в воде, и эта сера туда падает и там умирает, так как она становится черной. Но после выбрасывается этой водой на берег, то есть на поверхность этой пленки. Так как всегда маслянистая часть удерживается на поверхности. Поэтому, когда вода высыхает, этот мышьяк похоронен в песке, то есть в этой сере, названной Марсом, который был очищен чтобы становиться очень тонким и блестящим песком.
Ученик: Я неспособен понять эти объяснения, но я верю тому, о чем ты говоришь, так как ты – Мастер в этой области.
Раймунд: Когда ты увидишь практику, эти вещи тебе будут казаться очевидными.»
(«Alchimia dialogi duo» Giovanni Bracesco 1544)

Может и неправда, но завораживает.

Кстати, на иврите Икар это крестьянин, землепашец.
Tags: Живопись, Средние века
Subscribe

  • ПЯТЫЕ ВЫБОРЫ

  • МАНДЕЛЬШТАМ - 130

    То, что ценности гуманизма ныне стали редки, как бы изъяты из употребления и подспудны, вовсе не есть дурной знак. Гуманистические ценности только…

  • СОБРАНИЕ НАСЕКОМЫХ ИЛИ АКТУАЛЬНОЕ 2021

    Какие крохотны коровки! Есть, право, менее булавочной головки. Крылов Мое собранье насекомых Открыто для моих знакомых: Ну, что за пестрая семья!…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments