В ОКТЯБРЕ БАГРЯНОЛИСТНОМ ДЕВЯТНАДЦАТОГО ДНЯ

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор.
Пылай, камин, в моей пустынной келье;
А ты, вино, осенней стужи друг,
Пролей мне в грудь отрадное похмелье,
Минутное забвенье горьких мук.

Абсолютно не могу читать новую поэзию. Не нуждаюсь в ней. Кроме веселой. Более того, она мне чужда и не интересна. Последние серьезные стихи, которые мне нравятся, написаны около тридцати лет тому назад или, в крайнем случае, авторами, бывшими уже тридцать лет назад серьезными величинами. Последний это Бродский. Еще плюс-минус Соснора, Кенжеев, Кибиров, дальше тишина. Вчера открыл сайт со стихами новых звезд - и, увы, мне абсолютно непонятно о чем пишут Максим Амелин, Елена Шварц, Гандлевский, Херсонский, несчастный Борис Рыжий, Цветков и прочие. Не доставляет радости, не задевает, не запоминается, не хочется продолжать начатый стих. Это, конечно, не их характеристика, а моя. Вам знакомо такое явление или это что-то личное?


Я не думаю, что это явление того же характера, как известный и подробно здесь обсуждавшийся всеобщий переход взрослых читателей от беллетристики к нон-фикшену. Хотя бы потому, что старые стихи мне по-прежнему, в отличие от беллетристики, нужны. И задевают, и доставляют несказанное удовольствие, эстетическое и не только, абсолютно как и раньше. А наше все  - это действительно наше все.


Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

С праздником, с Днем Лицея!

И ПУТЬ ОТКРЫТ К УСПЕХАМ



Как всегда у Матонина читается на одном дыхании, все подробности на месте, но не скучно, все версии рассмотрены, но теории конспирации вежливо отправляются в утиль, фон детально прописан, действующие лица представлены яркими личностями и все аспекты их посмертной славы (или бесславия, смотря в чьих глазах) разобраны очень чеико.

Я кое-что об этой истории слыхал от Йозефа Швейка, знал, конечно, к чему она привела, но конкретикой не владел, так что было вдвойне интересно. Теперь и Швейка стоит перечитать.

Вопрос с ответственностью Сербию мне ясен абсолютно . Оружие для теракта получено в Сербии, от сербского офицера при исполнении, на бомбах сербское клеймо, исполнители с оружием нелегально прошли сербско-австрийскую границу под прикрытием и при помощи сети сербских коллаборационистов на австрийской территории, не скрывая своих намерений.  Можно поменять террористов на борцов за свободу, коллаборационистов на патриотов итд, но сути это не меняет. Сомнения есть только в том, насколько высоко наверх уходили щупальца в сербских властных кругах, что важно для установления исторической правды, но ИМХО не принципиально. Война в такой ситуации неизбежна.

При всем при том, некоторых обвиняемых на процессе оправдали, а сабжа не казнили, поскольку несовершеннолетних казнить по австрийским законам нельзя. Хотя были разночтения относительно даты рождения и не хватало до совершеннолетия совсем немного, меньше месяца,  так что если бы был госзаказ на смертный приговор, то его можно было бы выполнить и снаружи бы все выглядело, как законное решение, ан нет. Не казнили. Сгноили в тюрьме за 4 года. Уже совершеннолетнего. Оказывается, гнуснопрославленный Терезин еще не был концлагерем, но кошмарной тюрьмой был уже тогда.

Заодно теперь нет сомнений под кого гримировали Марлона Брандо в Крестном Отце.

ГОСПОДИН ЛЕЙТЕНАНТ

Я, может, банальности изрекаю, но не зря Петруша Гринев сначала к бунтовщикам, к "чужим", в плен попал и только лично Пугачев, благодаря Савельичу, его спас и освободил, а потом, к правительству, к "своим" и только лично Екатерина 2, благодаря Маше, его спасла и освободила.

СОХРАНИ МОЮ РЕЧЬ

Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма,
За смолу кругового терпенья, за совестный деготь труда...
Как вода в новгородских колодцах должна быть черна и сладима,
Чтобы в ней к рождеству отразилась семью плавниками звезда.

И за это, отец мой, мой друг и помощник мой грубый,
Я — непризнанный брат, отщепенец в народной семье —
Обещаю построить такие дремучие срубы,
Чтобы в них татарва опускала князей на бадье.

Лишь бы только любили меня эти мерзлые плахи,
Как, нацелясь на смерть, городки зашибают в саду,—
Я за это всю жизнь прохожу хоть в железной рубахе
И для казни петровской в лесах топорище найду.


  1. Центральный образ стиха - сравнение стихотворения с колодцем, сложенным из деревянных деталей.

  2. "Чтобы" в восьмой строчке - это не причинно-следственная свзяь, "чтобы" это просто фаталистский переход в будущее, как во фразе «Он успел блестяще сдать экзамены в консерватории и даже услышать исполнение своей первой симфонии, — чтобы через несколько недель погибнуть в ополчении под Москвой, где таких же "вояк“ с винтовочками бросили против танков и мотопехоты немцев»

  3. "Как" в десятой строчке это не сравнение, это "как" в смысле "когда", как в древних русских текстах ("как пошел добрый молодец...").

  4. "Татарва", петровские палачи и прочие мерзавцы - это аналогии из русской истории к слову "варвары", ясная аллюзия к современным советским варварам.

  5. "Мерзлые плахи" в девятой строчке это и напрашивающиеся плахи русских казней, но и плахи, из которых сложены колодцы (стихов) .В этом же ряду - срубы и городки (фигура "колодец" в городках).


И наконец - кода – тадаммм


  1. Поэт, конечно же не пытается договариваться с мерзавцами. Наоборот. Вы хотите, чтобы мы все стали вашими соучастниками? Так я стану соучастником казни. Но собственной.
    И для этой собственной казни найду топорище (топорище встает в один ряд с колодцем/срубами/плахами/городками).

         Какое топорище?
         Конечно же Collapse ).

Спасибо, исполать тебе, неизвестный мне доселе Григорий Кружков. Чтобы среди тонн словесной руды найти такие статьи, я и читаю критику.

https://magazines.gorky.media/zvezda/2015/4/o-skvoznom-obraze-v-stihotvorenii-sohrani-moyu-rech-navsegda-za-privkus-neschastya-i-dyma.html

ВРЕМЯ БОЛЬШИХ КНИГ

Через пару недель после начала короны начал и сейчас закончил наконец 7 томов блистательной "Истории упадка и крушения Римской империи" Гиббона. Ждала своего часа лет десять.
EG.jpg Вот такие.

Когда я начинал в марте первый том, мне и в голову не приходило, что, когда я закрою седьмой, волны короны будут все еще вести себя по-лермонтовски ("Волна на волну набегала, Волна погоняла волну."(С))

РРРЕВОЛЮЦИННОЕ

По-моему, ни разу за 29 лет в Израиле я такого не говорил, но сегодня скажу - пришло время запретить всем, кто является депутатом Кнессета нынешнего созыва, баллотироваться в следующий раз.
Есть, может быть, 5-7 политиков, которых я бы пропустил, но если щелочку открыть, то первыми пролезут совсем не они. Поэтому запретить всем.

ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ ПРИЗНАНИЕ

Вынужден признаться, что не имею ни малейшего понятия каким образом мой предыдущий пост первый раз за мои 12 , кажется, лет в ЖЖ попал в первую десятку рейтинга.

В результате его прочли многие не-израильтяне, которые абсолютно не в курсе тонкостей наших политических перипетий.
Никакой ответственности за их потраченное зря время на мне нет, но раз уж так получилось - простите.

Очевидно, состояние уютной ЖЖшечки намного аховее, чем мне представлялось.

АКТУАЛЬНОЕ-2020

1. Польша, 1975.  Мальчик приходит к папе и просит помощи, ему задали сочинение на тему "За что мы любим Советский Союз". Возмущенный папа отказывается. "Этих коммунистов? Мы их ненавидим!". Мальчик идет к бабушке. "Этих русских? Мы их ненавидим!". Мальчик плетется к дедушке. "Этих безбожников? Мы их ненавидим!". Мальчик берет лист и бумагу и начинает сочинение: " Я люблю бедный Советский Союз потому, что его никто-никто не любит".

Это мое сочинение про Ганца. Могли бы в любом случае более объективно отнестись к человеку, выглядящему, как несколько повзрослевшая Джинни Визли.

BGJ.jpg BG.jpg

2. Нет лучше друзей у Биби, чем анти-бибисты. На них он всегда может положиться.

3. В 1989 в Житомире была очень бурная предвыборная кампания перед съездом народных депутатов. Ее даже сравнивали с кампанией за выбор Ельцина в Москве. На периферии в основном такие стихийные явления начались попозже, году в 1990/91. Отважная журналистка Алла Ярошинская баллотировалась против обкомовских выдвиженцев, столкнулась с организованным сопротивлением СИСТЕМЫ. Получила, кажется, 89 процентов голосов. И упорхнула из Житомира в Москву, влилась в свиту Ельцина и, вроде бы, кроме самого факта своего избрания, никакой существенной пользы Житомиру не принесла. Так вот (у меня нет поста без "так вот"). Одним из главных козырей предвыборной кампании был только что сданный в эксплуатацию обкомовский дом. По адресу город Житомир, Житомирская область, УССР, ул. Такая-то, № Такой-то. Вполне конкретный дом. Где получили квартиры люди, приближенные к кормушке, ВНЕ ОЧЕРЕДИ. Несколько десятков паршивых, пардон, квартир, оказались в центре невероятного скандала (да, покойный мистер Флойд, да). Весь город ходуном ходил вокруг этого дома. Как символа ПРИВИЛЕГИЙ И КОРРУПЦИИ. Народные избранники и борцы с привилегиями и коррупцией, пришедшие к власти на волне народного возмущения беспределом коммунистической кормушки, не разменивались на такие мелочи, как квартиры, их интересовали заводы, газеты, пароходы, скважины и так далее. Но ведь это, пойми, потом.

Скандал со стоимостью лишних министерств, водителей и кресел напомнил мне скандал с теми квартирами.

А все почему? Потому, что борцы за чистоту власти не согласны с тем, чтобы министры были без портфеля. Никогда не мог этого понять. Если руководство страны считает, что определенный политик должен сидеть за столом, где принимаются важные решения и участвовать в соответствующих голосованиях – на здоровье. Пусть. И пусть получит водителя и три-четыре работника вокруг. И кабинет. Но поскольку министр без портфеля — это моветон, то ему насильно изобретают портфели с такими названиями, что Полищук прослезится. И тогда нужно назначать не три-четыре работника, а целый штат, выделять не кабинет, а помещение, воевать за полномочия. Стоимость возрастает (все равно до абсолютно смешных по сравнению с альтернативой сумм), борцы за чистоту власти все равно возмущаются, но нет, министров без портфеля допускать в приличное общество,
оказывается, нельзя. Любой, простите за иронию, ценой.

4. Еще одна тема, вызвавшая на оных судьбоносных выборах 1989 года огромный ажиотаж, была СОКРАЩЕНИЕ ШТАТОВ. Коммунистический истеблишмент разделил город Житомир (тогда около 300 тысяч жителей) на 2 района – Королевский и Богунский, что по мнению прожекторов перестройки жутко раздувало управленческий персонал. Нет нужды делить город на районы, муниципалитет один справится, а бездельников гнать. Оная реформа, естественно, не свершилась и стольный град Житомир до сих пор делится на те же самые два района (которые оказались настолько политкорректно названными, что до сего дня именуются Королевский и Богунский). В наших палестинах, где каждый большой город, кроме Иерусалима, активно делится на небольшие районы, зачастую по 30-40 тысяч человек, гордо именующие себя городами, смешно слышится эта история, но речь не о районах.

Речь о норвежском законе. Который давно является настоятельной необходимостью. Потому, что Кнессет, это извините, работа на полную ставку. И даже если министров всего 18, они должны из оного кнессета немедленно уволиться ВСЕ. Чтобы там был полный кворум законодателей, делающих свою законодательную и контрольную работу. И еще. Даже если там будет 120 парламентариев, это безбожно мало. В Бельгии на 11,5 миллионов жителей 210 парламентариев в двух палатах. В ирландском Эряхтасе 220 парламентариев (160 в Дойл Эрене и 60 в Сенат Эрене). На 5 миллионов населения. В норвежском (ауууу, Норвегия и ее законы) Стортинге всего-навсего 160 на 5,3 миллиона. В шведском Риксдаге – усаживайтесь поудобнее –на 10 миллионов шведов 349!!! 349, Карл!!! Шведы, конечно, в последние месяцы расписались в полном неумении, так что можно с них пример не брать и
не раздувать кнессет в три раза. Но 120 парламентариев для страны с 9 миллионами жителей – это безбожно мало.

И это еще я ничего не сказал про разделение властей, которого без норвежского закона у нас практически нет.

Ау, господа пуристы, да что вы в самом деле.

Пришла пора называть то, что у нас было до сих пор "израильским законом" и пугать им по ночам норвежских министров и парламентариев.

5. Что общего у Яира Лапида и Славы КПСС? Подсказка – дело не в количестве бабушек.

6. Нет ничего более эфемерного, чем нынешние опросы, 41 ликудовских мандата в опросах нежны и уязвимы, как крылья бабочки. Малейшее дуновение ветра увольнений, волны короны, нежное касание демонстраций, дождь с градом разорившихся бизнесов, уж не говоря о возможных предвыборных ураганах из непредсказуемого Вашингтона – и вместо 41 снова станет 28. Биби хорошо помнит , как 21 год назад из за считанные месяцы 32 стало 19. И как из 38 стало 12. А из 12 - 28.

7. Мы действительно потихоньку превращаемся в Швецию или это оптическая иллюзия?