МОРАЛЬ СЕЙ БАСНИ ТАКОВА



Мы себе зачастую не представляем, какие пласты информации сохранились в архивах и не только в архивах. На днях прочитал в Арзамасе, что в 19 веке в потайной комнате в флорентийском палаццо обнаружился архив прославленного своей благотворительностью и ведением дел в кругах папского престола купца Франческо Датини. И оный архив состоит из всего навсего 125 тысяч деловых и 10 тысяч приватных писем, 574 книги учета, 6 тысяч расписок и доверенностей. Так вот, известный медиевист Павел Уваров провел незнамо сколько часов, дней и месяцев во французских архивах с юридическими документами. Описал несколько "юридических коллизий", кои я прочитал. И ,по заветам регионального классика з задоволенням i не без моралi.

Современная история весьма сильна в том, чтобы из пачки сухих документов, из бедного невежества былого восстановить прекрасные и не очень черты живых людей прошлого с их характером и особенностями стиля, профессиональными навыками и предрассудками, семейными дрязгами и конфликтами с коллегами, надо только уметь читать, в общем, браво, Карло Гинзбург. Фоменко, убей сибя апстену.

Я опишу вам только один восстановленный Уваровым сюжет. И не без морали, да. Речь идет о нормандских буржуа Филиппе и Перетте Кавелье. Из нотариальных актов и сопутствующих документов мы узнаем, что в 1546 они попали в тюрьму по обвинению в фальшивомонетничестве. Узнаем, что обвинение было отменено через семь лет, в 1553. Узнаем, что Филипп вышел на свободу, а Перетте не было суждено освободится, она умерла в тюрьме за три месяца до отмены обвинения. Узнаем, что их родственник, двоюродный брат Перетты адвокат Мартин Гонд все эти семь лет боролся за их освобождение, испортив отношения с местными сильными мира сего, потратив на это чуть ли не все свое состояние. Что Филипп, освободившись из тюрьмы, поспешил подарить ему все свое имущество, немного, впрочем, стоящее. И тут начинаются сведения, которые мы узнаем и которые подтверждают то, что мы, в принципе, и так прекрасно знаем. Узнаем, что отмывание черного нала сокрытие нетрудовых доходов фальшивомонетничество вызвало гнев куртуазнейшего Франциска, давшего высочайшее указание 3 марта 1547 г. сделать так, "чтобы это преступление было незамедлительно истреблено".  Знакомо, правда? После чего 31 марта 1547 г. Его Величество скончался. Узнаем, что, несмотря на "король умер, да здравствует король", бюрократические шестеренки продолжали крутиться, были получены специальные полномочия специальными комиссиями и достаточно быстро были арестованы оные супруги Кавелье. Мы знаем, что бюрократия работает по инерции, как раз прочитал, что орден Ленина у Михоэлса посмертно отобрали 6 марта 1953 г., после смерти Сталина, через день после того как и за неделю до отмены обвинений по "делу врачей". Тут происходит изменение курса, пусть и менее резкое, сын и наследник Генрих II интересуется совсем другими вещами, у него другая повестка дня, чем у папы и он, как раз, затевает обуздание слишком ретивых и забывающих о важности вертикали власти региональных бонз. К счастью для Кавелье (подставьте несколько знакомых вам имен), их не успели казнить при Франциске, а Генрих просто дает указание разобраться. И вскорости подтверждает согласие на отвод слишком ретивого прокурора. И начинаются разбирательства. Никого не удивляет, что власти Руана, с задержками на рассмотрение апелляций в Париже, продолжают рассмотрение дела еще 5 лет? В течение которых Кавалье продолжают сидеть? В 1552 происходит реформа административной власти и расширенные полномочия получает Монетная курия, превратившаяся из консультационного органа в полномочный суд. И, как всем понятно, они тут же под шумок начинают перетягивать чем побольше дел в свои руки. Кавелье переводят в Париж и, наконец, "генералы монет" (члены Монетной курии, классное название, правда?) освобождают несчастного свежего вдовца Филиппа Кавелье.

Но мы не узнаем из всех документов чего-то крайнего важного.

МЫ ЗНАЕМ ПОЧТИ ВСЕ ПОДРОБНОСТИ ДЕЛА
МЫ ТОЛЬКО НЕ ЗНАЕМ, БЫЛИ ЛИ ФИЛИПП И ПЕРЕТТА КАВЕЛЬЕ ВИНОВНЫ.


И я бы хотел Вас спросить. Какая по Вашему мнению из этого мораль?

ТА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ




В память о великом железном старце, которого не стало сегодня, повторяю свой старый пост

"Я не люблю говорить о той деятельности. Есть вещи, которым приличествует молчание, даже если члены моей семьи и друзья с улыбкой подталкивают меня и напоминают, что с тех пор прошли многие десятки лет, было основано государство и поступки, считавшиеся ужасными и тяжелыми в прошлом, сегодня известны и не вызывают дрожи. Есть поступки, которые народ и человек совершают, и если их представить в правильном контексте, то они понятны и даже оправданы. Я в курсе, что некоторые мои товарищи по подполью получают удовольствие, рассказывая о своих действиях, но я стараюсь об этом не говорить." (С)

Читаю воспоминания Мирона Штернберга, известного нам, как Меир Шамгар.
Этот абзац - это единственное, что Шамгар написал о своей деятельности в подпольной организации "Эцель", под командованием Бегина, за которую он отсидел при англичанах 4 года в лагерях в Африке.
.. о ТОЙ деятельности...
Несколько лукавит железный старец, он прекрасно знает, что все наоборот, что поступки, считавшиеся в прошлом "понятными и оправданными в правильном контексте" сегодня могут считаться "ужасными и тяжелыми".
Бегина с Шамиром за ТУ деятельность клеймили тут и там террористами, но, в общем на их международной репутации это сильно не сказалось, а внутри страны возобладало мнение, что Эцель и Лехи легитимны не менее, чем мейнстримная Хагана, и что замалчивание их роли в прошлом являлось частью политических преследований правых оппозиционеров левым истеблишментом, в Иерусалиме есть улица Шломо Бен Йосеф, сегодня дети ревизионистов, бойцов Эцеля и Лехи и идеологов ревизионизма, можно сказать правят нашей страной.
Если в общем, то я по своим взглядам достаточно далек от пацифизма или толстовства и не считаю, что надо подставлять щеку, если в частности, то я всегда разделял более-менее общую для русскоязычных симпатию к Бегину и к ревизионистскому подполью. Но, если честно, то этот абзац как раз таки вызвал у меня дрожь. Особенно из уст образцового законника и государственника.


Оригинал тут

https://giterleo.livejournal.com/206069.html

По ходу дела замечу, что с расстояния нескольких лет мне, как правило, намного понятнее, что хотели сказать мои собеседники, я без сомнения сегодня отвечал бы по-другому. Очевидно потому, что после написания текста, автор захвачен собственным дискурсом и ему трудно вникнуть в чужой. Бывает ли у Вас такое, знакомо ли Вам такое явление? Перечитайте какой-то свой старый текст и комменты и проверьте, ладно?





Le style c’est l’home + Der alte Jude, das ist der Mann

BD.jpg
QV.jpg


"Мистер Дизраэли приносит смиренную признательность Вашему Величеству: вчера вечером ему доставили в Уайтхолл корзину, чрезвычайно хрупкую на вид. Когда он открыл ее, он сначала подумал, что Ваше Величество прислало ему все существующие звезды и ордена. И иллюзия эта была так сильна, что, отправляясь вечером на банкет, в общество людей с звездами и орденами, он не удержался от искушения приколоть себе на грудь несколько подснежников, желая показать, что у него есть звезды, пожалованные обворожительной монархиней.
Позже, ночью, ему пришло в голову, что это сказочный дар, присланный другой королевой, феей Титанией: она рвет со своими придворными цветы на зачарованном острове и дарят смертным подснежники, которые, слышал я, кружат голову всем, кто их получает".

Граф Биконсфилд королеве Виктории
А. Моруа Жизнь Дизраэли, М. 1991, ст. 182

АЛЕКС И ДРАКОН




Это очень странная книга. Она состоит из четырнадцати историй, сочетающих удивительные сюжеты, связанные с историей стольного города Хайфы и ее окрестностей от Второй ливанской до древности и от древности обратно в наши дни, с магией, говорящими животными, волшебными существами и, в первую очередь, драконом, проживающим в недрах горы Кармель.

Для того, чтобы отметить главную особенность стиля автора (в чьем резюме шортлист российского букера и профессорство в Хайфском университете) процитируем отрывок из главы про еще одних волшебных существ - хайфских бабуинов, якобы описанных Вениамином из Туделы (на самом деле никаких бабуинов у Вениамина в помине нет, это только Ваш покорный слуга полез их там искать от большого ума):-

"Еще более удивительным является тот факт, что бабуины употребляют в пищу всевозможные предметы, не только чрезвычайно трудно добываемые, но и, на первый взгляд, не относящиеся к числу съедобных. Так, согласно описаниям средневековых бестиариев – как, впрочем, и путешественников, побывавших на Кармеле, – бабуины готовы проделать достаточно сложный путь к морю и часами стоять в воде ради возможности добыть несколько рыб, – даже в те времена, когда иная пища доступна им в изобилии. Еще более странным является тот способ, который бабуины используют для поглощения рыбы. Добыв нескольких рыбин на берегу моря и собрав множество водорослей, бабуины возвращаются с ними в лес и созывают других членов стада. Собравшись вместе, они разрывают сырую рыбу на тонкие полосы и перемешивают ее со всевозможными овощами, которые им удается украсть у людей – морковью, огурцами или авокадо. После этого они заворачивают получившуюся странную смесь в водоросли и раскладывают перед собой образовавшиеся комочки, не делая никаких попыток использовать их в пищу. Весь этот сложный процесс сопровождается всевозможными звуками и обычными для бабуинов ударами себя в грудь передними конечностями. И лишь когда вся имеющаяся рыба полностью превращена в подобные комки и разложена, бабуины приступают к быстрому и сосредоточенному процессу ее поглощения, после чего расходятся. Как зоологическое значение, так и смысл подобного обычая остались для людей совершенно непонятными. Еще более их озадачивал тот факт, что для подобного – вероятно, ритуального – поедания бабуины категорически отказывались использовать как вареную рыбу, так и сушеную воблу из монастырских погребов, предложенную им озадаченными монахами."

Так вот, главная особенность этой книги (да и других книг Соболева) состоит в некоем базовом противоречии между творческой и коммерческой задачами автора. Жанр магического реализма сегодня подешевел, стал рассчитан на массового читателя. На обывателя. А обывателей, ака хайфских бабуинов, Соболев не может терпеть. И не за пожирание суши (полностью к нему присоединяюсь, мое отношение к суши полностью соответствует вышеописанному). Он не любит мещанство и пошлость. И книга полна протеста против мещанства и пошлости. И полна злющей сатиры. Обывателям достается за все. За преследование меньшинств и за фальшивые семейные торжества, за лицемерный патриотизм и за походы к психологу, за попытки не дать отдельным индивидуумам быть свободным от общества и за тщетные попытки тех самых индивидуумов, в странной гордыне надеющихся стать от этого общества свободными.. И так далее и тому подобное. А в особенности достается непосредственно знакомому нам в ощущениях израильскому обывателю. За нелепый милитаризм и за насквозь нелепую борьбу за мир, за чванство и за расизм, за презрение богатых к бедным и бедных к богатым, этсетера. Очеь достается кореннымх израильским обывателям за мерзейшее отношение к новым репатриантам девяностых. А рядом по полной программе огревают те самые новые репатрианты девяностых, странно сочетающие замороженные в 1991 представления о мировой культуре (убежденные в "своей воображаемой вовлеченности в культурный мир, чьи двери так и остались для них наглухо запертыми" (как не процитировать?)  с шовинизмом по рецептам пропагандистской швали из коряво написанных бесплатных брошюр и газет на плохой бумаге, комсомольских активистов, переквалифицировавшихся в раввины и заводских технологов, переквалифицировавшихся в политтехнологи, ругающие новое поколение, не читающее книги и самодовольно рекомендующие им отвратные новодельные фентези и "Советы богатого папы",

Эта книга легла мне на душу именно болью русскоязычного израильтянина начала девяностых. Того самого время, когда у меня было, наверное, пятьдесят приятелей,вполне способных тогда оказаться на месте одного из главных героев книги, молоденького "программиста Алекса".  Да, кстати, стоит указать, что хотя уже лет 25 мы не общались, но тогда, в начале девяностых, автор книги тоже был одним из тех самых моих пятидесяти приятелей - программистов алексов, вполне способных, ака означенный программист Алекс в не совсем трезвом состоянии, наткнуться на дракона, проживающего в недрах горы Кармель.

АКТУАЛЬНОЕ - 2019

К ближайшим полузабытым выборам очень тянет написать несколько мыслей по принципу "даже те, кто ..., должны признать, что ..., вместе с тем... ".
Есть такой, тоже полузабытый принцип интеллектуальной честности, обязывающий уважающих себя людей оценивать факты объективно и уж во всяком случае беспартийно.

Несколько абсолютно случайных, вырванных их контекста примеров.

Даже те, кто
собираются голосовать за Белоголубых/симпатизируют Лапиду/видят в Ганце лучшего кандидата на пост премьера
должны признать, что
более ужасной, несерьезной, халтурной, непродуманной, испорченной лишними скандалами и склоками(по старинной генштабовской традиции) и молчанием ягнят в генеральских погонах предвыборной кампании старожилы не упомнят.
Вместе с тем практически не подлежит сомнению, что способности к проведению предвыборной кампании далеко не полностью совпадают со способностями к управлению государством.

Даже те, кто
не собираются голосовать за Белоголубых/презирают Лапида/видят в Ганце плохого генерала, абсолютно неспособного выполнять обязанности премьера
должны признать, что
стабильная поддержка, которые по всем опросам уже много месяцев -несмотря ни на что - получают Белоголубые что-то да значит.
Как минимум, значит, что есть огромная часть населения, готовая проголосовать протестно. Возможно, это также значит, что идея о двухпартийности почти так же сильна в нашем социуме, как автору этого журнала бы хотелось.
Вместе с тем не практически не подлежит сомнению, что даже при великолепной предвыборной кампании, заблаговременно инсталлированной Ганцу харизме и отсутствии базарных склок, мотивация проголосовать за них была бы выше у тех, кто и так за них готов голосовать, а дополнительные мандаты остались бы там, где они и есть.

Даже те, кто
собираются голосовать за правых/симпатизируют религиозным сионистам
должны признать, что
Бецалель Смотрич ведет себя, как зеленый, ошалевший от внезапно свалившейся известности и должности, безответственный болтун, который наносит огромный вред своему лагерю своей привычкой говорить до того , как подумает (если не вместо) и смотрится в кресле Исраэля Каца, как пигмей (даже учитывая,что Кац очень сильно похудел в последнее время).
Вместе с тем практически не подлежит сомнению, что каждый из нас в состоянии привести как минимум десять имен людей, занимавших в последние скажем 15 лет министерские кресла, имея к этому намного меньше способностей, чем Смотрич (но умели вовремя промолчать и профессионально напялить на свои морды умное выражение лица).

Даже те, кто
только не Биби/мечтает о смене власти любой ценой/испытывают личную неприязнь к Фейглину так, что кушать не может
должны признать, что
огромные потери голосов правыми партиями, не прошедшими электоральный барьер, являются исключительно нездоровым явлением, есть в это нечто несправедливое, нечестное, не комильфо.
Вместе с тем практически не подлежит сомнению, что "дева тешит до известного предела" и при всем желании, нужна немалая доля патернализма, чтобы стараться спасти от самих себя людей упорно голосующих за партии, отгрызающие немало процентов голосов от их лагеря, не имея шансов на успех.

Даже те, кто
только Биби/мечтает о сохранении нынешней власти любой ценой/считают несправедливым разбазаривание голосов правых избирателей по мелким партиям
должны признать, что
покупка согласия некоего Фейглина на отказ от баллотирования ценой министерского экономического поста и картбланша на эксперименты на оном посте для оного Фейглина, учитывая гремучую смесь сочетания полного отсутствия реального опыта по руководству чем-то серьезным, странных (чтобы не пользоваться запрещенной в этом журнале терминологией) взглядов, отличающихся глубокой зашоренной идеологичностью, почерпнутой из дешевых брошюрок, и абсолютно лишенных такой малозначительной детали, как связь с реальностью, данной нам в ощущениях, с исключительным упорством и инициативностью (кто сказал намек на поговорку о последствиях наличия оного качестве у людей альтернативно одаренных?) у оного Фейглина, является вопиющей безответственностью.
Вместе с тем практически не подлежит сомнению, что голоса Зеута развеются в косячной дымке и вряд ли доберутся до Ликуда.

В общем, так можно продолжать и продолжать, но такая мелочь, как работа, зовет, так что автор журнала предлагает своим немногочисленным, но очень желанным читателям попробовать свои силы в указанном выше жанре, а сам удовлетворится только одним силлогизмом, самым важным.

Даже те, кто
уверен в устойчивости и относительной процедуральной честности хрупкого механизма нашего молодого народовластия/считают теории конспирации моветоном
должны признать, что
не может такого быть, чтобы под гроссмейстером Биби шаталось кресло, ни по каким раскладам у него не складывалась коалиция, а вокруг стояла бы такая ТИШИНА, потому что этого не может быть никогда, а значит есть немало шансов, что некие закулисные сделки уже закрыты и кому надо все известно (в лучшем случае, как в 2009 году, когда Эли Ишай, Барак и Рафи Эйтан закорешились с Биби обо всем задолго до выборов, а нас в это посвятили незадолго до создания правительства, ака есть некие договоренности с Амиром Перецом/Буги/Иветом/ не знаю с кем еще, а что в худшем случае, я и боюсь предположить, хотя абсолютно уверен, что намеки о развязывания военной заварушки перед выборами лишены оснований, Биби на это никогда не пойдет, потому, что этого не может быть никогда).

Мне чудится сильнейший запашок
Jockey of Norfolk, be not so bold.
For Dickon thy master is bought and sold.
Только не спрашивайте меня, кто тут Ричард Третий.

Вместе с тем практически не подлежит сомнению, что все чемпионы мира по шахматам и другим интеллектуальным и не только играм на каком-то этапе уступали некоим малоизвестным Ласкерам, Эйве, Эттли и Крамникам. Прошлую партию Биби разыграл блестяще (за что получил неожиданные для этого журнала комплименты), но зевнул на флажке и нарвался на тай-брейк. А у тай-брейка свои законы. Нет, Гитерлео, такого не может быть, чтобы Биби всех не перехитрил, потому, что такого не может быть никогда, нет в этом силлогизме никакого "вместе с тем" и не выдумывай.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

А вот скажите мне, пожалуйста, вы верите, что первое лицо у Соломона Волкова, рассказчик, это на самом деле Шостакович?
Репутация Волкова мне известна, свое мнение про его труды, их фактическую и литературную сторону, у меня имеется. Но именно тут есть, слышится, чувствуется живой голос. И получается, что может это на самом деле Шостакович, а может Волков более талантлив, чем мне до сих пор казалось. Поясню. что я его читал, как—бы это сказать, с конца. Читал Бродского, Большой театр, Петербург и Двадцатый век. А Шостаковича только сейчас. И чувствую диссонанс.

В САМЫЙ СВОЙ ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТ

Liege.jpg

... на протяжении веков одеяние Богоматери многократно меняло цвет: наглядным свидетельством этого может служить деревянная скульптура из липы, созданная на рубеже первого и второго тысячелетий и до сих пор хранящаяся в Льежском музее. Эта романская Дева Мария, как часто случалось в то время, была изображена в черном одеянии. Затем, в XIII столетии, согласно канонам готической иконографии и теологии, его перекрасили в небесно-синий цвет. Однако в конце XVII века скульптуре, подобно многим другим произведениям искусства, придали «барочный» облик: ее покрыли позолотой. Этот цвет она сохраняла два столетия, до 1880 года, когда в соответствии с догматом о Непорочном Зачатии ее перекрасили в белый цвет. Эти четыре слоя краски различного цвета, которыми за тысячу лет успела покрыться небольшая деревянная скульптура, превращают ее в уникальный документ истории искусства и символики.

Мишель Пастуро "Синий. История цвета"

Еле нашел картинку, не могу сказать, что узнаю все цвета и их изменения, но, ИМХО, классная история